У колыбели Союза

У колыбели Союза

Об этом пленуме Центрального Комитета Российской
коммунистической партии (большевиков) не писала даже «Правда». Нет,
секретным он не был. Просто в начале динамичных 20-х годов прошлого
века съезды РКП(б) созывались ежегодно, а пленумы ЦК большевистской
партии проводились раз в каждые два месяца, а то и чаще. При такой
периодичности пленумы воспринимались рядовым деловым мероприятием.
Кстати, в вышедшем в советскую эпоху многотомном издании «КПСС в
резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» о многих
пленумах не приведено никакой информации: видно, издатели
посчитали, что эти собрания цекистов совсем не интересны. Но
октябрьский пленум ЦК РКП(б) 1922 года не относился к их числу.
Именно на нём окончательно был решён вопрос об образовании Союза
Советских Социалистических Республик.

У колыбели Союза

Об этом пленуме Центрального Комитета Российской
коммунистической партии (большевиков) не писала даже «Правда». Нет,
секретным он не был. Просто в начале динамичных 20-х годов прошлого
века съезды РКП(б) созывались ежегодно, а пленумы ЦК большевистской
партии проводились раз в каждые два месяца, а то и чаще. При такой
периодичности пленумы воспринимались рядовым деловым мероприятием.
Кстати, в вышедшем в советскую эпоху многотомном издании «КПСС в
резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» о многих
пленумах не приведено никакой информации: видно, издатели
посчитали, что эти собрания цекистов совсем не интересны. Но
октябрьский пленум ЦК РКП(б) 1922 года не относился к их числу.
Именно на нём окончательно был решён вопрос об образовании Союза
Советских Социалистических Республик.

До исторического решения ЦК

«Десталинизаторы» всех мастей от Л. Троцкого, Н. Хрущёва, М.
Горбачёва до их нынешних перепевщиков-плагиаторов любят рассуждать
о том, что И.В. Сталин был приверженцем «автономизации», а В.И.
Ленин в противовес выдвинул идею советской федерации. Это
толкование упрощает и спрямляет ситуацию до телеграфного
столба.

Краткосрочное несовпадение взглядов Ленина и Сталина на форму
устройства многонационального советского государства действительно
было. Но надо помнить, что до 1917 года большевики во главе с
Лениным являлись решительными сторонниками многонационального
унитарного государства и в принципе отвергали федерацию как форму
государственного устройства. Однако распад российской державности,
принявший гипертрофированный масштаб при буржуазном Временном
правительстве, заставил В.И. Ленина и его соратников пересмотреть
отношение к федеративному устройству государства. И Ленин, и Сталин
стали относиться к нему одинаково положительно.

В период с ноября 1917 года по июнь 1918-го наше государство в
разных документах называлось по-разному: Российская республика,
Российская советская республика, Российская социалистическая
республика. Однако принятая 10 июня 1918 года первая советская
Конституция нашего государства узаконила его название как РСФСР
— Российская Советская Федеративная Социалистическая
Республика. Подчеркнём: Федеративная. «Правда» с июня 1922 года
регулярно публиковала информации и корреспонденции как из России,
так и с Украины, из Белоруссии, Закавказья (ЗСФСР), Туркестана и
других среднеазиатских республик под общей рубрикой «По Советской
Федерации». И всё это не вызывало ни малейших дискуссий.

В августе 1922 года пленум ЦК большевистской партии создал комиссию
во главе с И.В. Сталиным, поручив ей подготовить вопрос о
взаимоотношениях РСФСР с самостоятельными советскими республиками.
Комиссия на заседании 23 и 24 сентября (так как Сталин был
докладчиком, то на нём председательствовал кандидат в члены
Политбюро, секретарь ЦК РКП(б) В.М. Молотов) приняла за основу
предложенный генсеком проект, предусматривавший вступление Украины,
ЗСФСР и Белоруссии в состав РСФСР в качестве автономных республик.
За него проголосовали 8 человек, против был председатель Совнаркома
Грузии П.Г. Мдивани, а председатель Всеукраинского ЦИК Г.И.
Петровский воздержался, так как ЦК КП(б)У вопрос о присоединении к
РСФСР ещё не обсуждал (председатель Совнаркома Украины Х.Г.
Раковский проект поддержал).

25 сентября одобренный накануне проект И.В. Сталина вместе с
другими материалами комиссии и резолюциями Центральных Комитетов
компартий Грузии, Азербайджана и Армении был доставлен в Горки.
Однако В.И. Ленин посчитал принятое решение не оптимальным. В тот
же день он беседовал с членом комиссии, членом ЦК РКП(б), наркомом
финансов Г.Я. Сокольниковым, а на следующий день — с И.В.
Сталиным. 26 сентября в письме для членов Политбюро ЦК партии,
направленном на имя Л.Б. Каменева (при Ленине заседания Политбюро
вёл председатель Совнаркома, во время его болезни эти обязанности
исполнял Каменев). В нём Владимир Ильич сообщал:

«Одну уступку Сталин уже согласился сделать. В § 1 сказать вместо
«вступления» в РСФСР —

«Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик
Европы и Азии».

Дух этой уступки, надеюсь, понятен: мы признаём себя равноправными
с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый
союз, новую федерацию, «Союз Советских Республик Европы и
Азии».

§ 2 требует тогда тоже изменения. Нечто вроде создания наряду с
заседаниями ВЦИКа РСФСР —

«Общефедерального ВЦИКа Союза Советских Республик Европы и
Азии»…

Сталин согласился отложить внесение резолюции в Политбюро Цека до
моего приезда. Я приезжаю в понедельник, 2/Х…»

Итак, новизна ленинского подхода состояла не в предложении
федеративного устройства, а в создании — впервые в мире
— двух-

уровневой федерации, когда в Союз советских республик входили бы
две федерации — Российская и Закавказская. И Сталин принял
эту новаторскую идею и активно участвовал в её реализации.

Решение октябрьского пленума ЦК РКП(б)

Владимир Ильич, как и обещал, вернулся в свой рабочий кабинет

2 октября 1922 года. Врачи разрешили приступить ему к работе. На
следующий день он председательствовал на заседании Совнаркома, где
рассматривались финансовые вопросы. 4 октября в центре его внимания
также вопросы хозяйственного возрождения страны. 5 октября
открывался пленум ЦК РКП(б). На нём В.И. Ленин выступил против
концессионного договора с Л. Уркартом и участвовал в обсуждении
денежной реформы в Закавказье. Но из-за неудовлетворительного
самочувствия следующие два дня он на заседаниях пленума не
присутствовал, пропустив даже рассмотрение чрезвычайно
интересовавшей его проблемы введения монополии внешней торговли
(против неё активно выступали Н.И. Бухарин и Г.Л. Пятаков).

Не участвовал Владимир Ильич в работе пленума и тогда, когда
решался вопрос об образовании Союза ССР. В целом он не сомневался,
что идею двухуровневой федерации ЦК примет. Во-первых, спорные
вопросы были согласованы со Сталиным, во-вторых, новая советская
федерация уже на практике существовала. Иначе пленум ЦК РКП(б) не
обсуждал бы вопросы денежной реформы в Закавказье, а он,
председатель Совнаркома РСФСР, не заботился бы о положении дел в
каменноугольной промышленности Донбасса и о его снабжении, о
положении на бакинских нефтепромыслах, не назначал бы встречу
заместителю председателя Совнаркома Украинской ССР М.В.
Фрунзе… А именно эти проблемы Ленину пришлось решать в
первые дни после возвращения из Горок.

Действительно, октябрьский пленум ЦК РКП(б) принял документ,
определивший сущность и содержание Союзного договора. Вот текст
постановления пленума:

«1. Признать необходимым заключение договора между Украиной,
Белоруссией, федерацией Закавказских республик и РСФСР об
объединении их в «Союз Социалистических Советских Республик» с
оставлением за каждой из них права свободного выхода из состава
«Союза».

2. Высшим органом «Союза» считать «Союзный ЦИК», составляющийся из
представителей ЦИКов РСФСР, Закавказской федерации, Украины и
Белоруссии пропорционально представляемого ими населения.

3. Исполнительным органом «Союзного ЦИКа» считать «Союзный
Совнарком», назначаемый «Союзным ЦИКом».

4. Индел, Внешторг, Наркомвоен, НКПС и Потель (Наркомат почт и
телеграфа. — В.Т.) республик и федераций, входящих в состав
«Союза», слить с таковыми «Союза Советских Социалистических
Республик» с тем, чтобы у соответствующих наркоматов «Союза
Республик» имелись в республиках и федерациях свои уполномоченные с
небольшим аппаратом, назначаемые наркомами «Союза» по соглашению с
ЦИКами федераций и республик.

Примечание: Считать необходимым привлечение представителей
заинтересованных республик в соответственные заграничные
представительства НКИД и НКВТ.

5. Наркоматы финансов, продовольствия, народного хозяйства, труда и
инспекции республик и федераций, входящих в состав «Союза
Республик», равно как и центральные органы борьбы с контрреволюцией
подчинить директивам соответствующих наркоматов и постановлениям
Совнаркома и СТО «Союза Республик».

6. Остальные наркоматы входящих в состав «Союза» республик, как-то:
юстиции, просвещения, внудел, земледелия, народного здравия и
социального обеспечения считать самостоятельными».

Идеи «новой федерации» были реализованы. Но Ленин постоянно
заботился о том, «чтобы мы не давали пищи «независимцам», не
уничтожали их независимости, а создавали ещё новый этаж, федерацию
равноправных республик». Во имя последовательного проведения в
жизнь такого подхода В.И. Ленин направил (очевидно, после принятия
постановления «О взаимоотношениях РСФСР с независимыми советскими
социалистическими республиками») «сердитую» записку на имя Л.Б.
Каменева с наказом:

«Т. Каменев! Великодержавному шовинизму объявляю бой не на жизнь, а
на смерть. Как только избавлюсь от проклятого зуба, съем его всеми
здоровыми зубами.

Надо абсолютно настоять, чтобы в союзном ЦИКе председательствовали
по очереди

русский

украинец

грузин и т.д.

Абсолютно!»

Это предложение Ленина также было воплощено в жизнь. Вплоть до
принятия Конституции 1936 года председателями Центрального
Исполнительного Комитета СССР были председатели ЦИК всех союзных
республик, в союзном ЦИКе они председательствовали по очереди.

В общем, пленум ЦК РКП(б), проходивший в октябре 1922 года, сыграл
судьбоносную роль. Именно он стоял у колыбели великой державы.
Других межреспубликанских государственных институтов, правомочных
принимать подобные решения, в ту пору просто не существовало.
Ленинская партия с первых дней своей деятельности объединяла
большевиков всей многонациональной России. И тогда, когда она была
неделимой Российской империей, и тогда, когда под властью
Временного буржуазного правительства на глазах рассыпалась на
части.

К тому же в составе Центрального Комитета Российской
коммунистической партии (большевиков) были представлены партийцы
разных республик. В историческом октябрьском пленуме работали
видные большевики, избранные в ЦК на XI партсъезде в апреле 1922
года. Среди 46 членов и кандидатов в члены ЦК РКП(б) Украину
представляли пять человек — три члена ЦК и два кандидата в
члены. По два человека представляли федерацию Закавказья и
республики Средней Азии. В комиссию ЦК, которая вырабатывала
основные принципы союзных отношений, входили представители РСФСР,
Украины, Белоруссии, Грузии, Азербайджана и Армении.

Выходит, именно Коммунистической партии надо поклониться за то, что
она стояла у колыбели Союза народов-братьев, была той ракетой,
которая вознесла СССР к мировой ратной и созидательной славе.

Когда колыбель раздёргали на части

Единство нового федеративного государства политически
обеспечивалось единством Коммунистической партии (роль
экономических стяжек выполнял единый народнохозяйственный комплекс
СССР). И пока сохранялась верность данной у гроба Ленина клятве
беречь единство коммунистов, как зеницу ока, нерушимость Советского
Союза была гарантирована. Об этом знали не только мы, но и наши
противники. Потому на рубеже 80—90-х годов важнейшей мишенью
при разрушении СССР была выбрана именно Коммунистическая
партия.

Вместо прежнего монолитного организационного строения КПСС
оппортунисты навязывали партии федерализацию.

Чрезвычайно показательна дискуссия, развернувшаяся на XXVIII
партсъезде вокруг 22-го параграфа партийного Устава, определявшего
место компартий союзных республик в структуре Коммунистической
партии Советского Союза. В редакции, предложенной возглавляемой
М.С. Горбачёвым редакционной комиссией, предусматривалось её
федеративное устройство. Когда эстонский коммунист Л.Э. Аннус
напомнил, что «превращение партии Ленина в союз компартий» несёт
угрозу раскола, слово тут же взял генсек-расстрига. Он
демагогически убеждал съезд, что следует отказаться от требований,
чтобы коммунистические партии союзных республик опирались на
Программу и Устав КПСС. Делегаты более чем двумя третями голосов
отвергли его позицию.

Это было на утреннем заседании XXVIII съезда 12 июля 1990 года.
Однако едва началось вечернее заседание, Горбачёв снова берёт
слово: «В Уставе КПСС есть раздел о компартиях союзных
республик… Давайте вернёмся, обсудим. В преамбуле есть
последний абзац: «КПСС строит свою работу на основе Программы и
Устава партии, её организации действуют в рамках Конституции» и так
далее. Думаю, можно записать: «КПСС, все её организации строят свою
работу на основе Программы и Устава, действуют в рамках Конституции
СССР, конституций союзных, автономных республик, советских
законов». Это позволит 22-й параграф и раздел о компартиях, который
специально включён в Устав для учёта новых реальностей в развитии
страны, общества и КПСС, не трогать, оставить в том виде, как его
предложила комиссия».

В общем, как говорит народная пословица, не мытьём, так
катаньем.

Однако выступавшие делегаты чаще всего отвергали закладываемые
Горбачёвым предпосылки разрушения КПСС. Например, делегат из
Подмосковья председатель народного суда Солнечногорского района
Ю.М. Слободкин сказал: «Михаил Сергеевич, я категорически возражаю
против той тактики, которую вы избрали. Эта тактика, а с ней я уже
знаком по работе первого Съезда народных депутатов Российской
Федерации, напоминает мне, что вы занимаетесь не просто
выкручиванием рук, а откручиванием голов. Я должен сказать, что та
редакция, на которой вы настаиваете (параграф 22 проекта Устава
КПСС), ведёт к сепаратизму, к федералистскому принципу построения
нашей Коммунистической партии. И делегат из Грузии это отчётливо
выразил: до каких пор мы будем пятиться назад. Мы постоянно сдаём
одну позицию за другой тем, кто хочет разрушить единство партии. Я
предлагаю поддержать товарищей из Латвии, из Эстонии, всех, кто
стоит за сохранение единства партии».

А вот позиция рабочего — водителя Клайпедского морского
торгового порта (Литовская ССР) А.Н. Исаченко: «Наша компартия
разделилась на две части в республике, но своего влияния не
увеличила, то есть мы утратили свой авторитет в народе. На выборах,
это было показано наяву, проиграли. Если бы мы остались монолитной
партией и сохранили единство, то мы бы и выборы в республике не
проиграли и не имели бы того печального результата, который сейчас
у нас в республике. Поэтому я призываю вас голосовать за поправку,
а не за предложение комиссии. Чтобы сохранить единство нашей
партии».

Подвёл черту под дискуссией председательствовавший на заседании
А.И. Лукьянов: «Товарищи, я хочу просто вам напомнить, что 22-й
пункт сейчас записан в той редакции, которая получила большинство
голосов… Голосовать не за что, эта формулировка
принята».

Впрочем, уши федерализма в том Уставе оставались. Например, в нём
предусматривалось, что в Политбюро ЦК КПСС входят все первые
секретари компартий союзных республик по должности. В результате в
1991 году в его составе одновременно были два первых секретаря
расколовшейся КП Эстонии.

Коммуномутанты, пробравшиеся в 80-е годы прошлого века в
руководство КПСС, после XXVIII партсъезда усилили свои нападки на
Коммунистическую партию. Опубликованный в «Независимой газете»
горбачёвцами проект новой партийной программы уже не содержал
никаких скреп, способных сохранять единство и целостность
Советского Союза. Кстати, для публикации проекта ренегаты
демонстративно выбрали не «Правду», а газету Моссовета, во главе
которого тогда находился ярый антикоммунист-антисоветчик Г.Х.
Попов. Своим выбором разрушители явно желали подчеркнуть
некоммунистический характер не только проекта программы, но и
партии, для которой он предназначался.

Убрав стержень советской федерации — Коммунистическую партию,
— они разрушили и сам Союз. Вот почему сегодня задача
построения нового союзного государства по силам только новому
поколению коммунистов.

Оригинал статьи в газете Правда

Без рубрики