Модели рукопашного боя: от сценического к спортивному и реальному бою.

В последнее время для людей, занимающихся боевым искусством, реальность стала чем-то вроде идеи фикс. Уж очень много о ней стали говорить, спорить, обсуждать! Так и хочется набросать что-то вроде «шкалы реальности». В одну сторону мы отложили бы: «реально», «мало реально», «нереально», «неправдоподобно», «фантазия на сон грядущий», «сон нагрянувший». В другую сторону: «реально», «сильно реально», «почти как в жизни», «круче, чем в подворотне». По этой шкале мы разобрали бы все техники боевого искусства и стили, разом покончив с затянувшимися спорами и обсуждениями. Можно было бы даже организовать что-то вроде «Консультативного центра по определению реальности». Вывеска, офис, охранник на входе, секретарша за компьютером.… Приходит, предположим, к нам неофит и спрашивает: «Какой тут у вас самый реальный стиль боевого искусства»? А мы ему шкалу под нос: «Выбирайте, пожалуйста! Сколько реальности в процентах вам требуется? Реальность она бесценна, но наши услуги стоят столько-то и столько-то. Желательно налом…». Выбрал бы неофит подходящий стиль и отправился заниматься себе на здоровье, окружающим (то есть нам) на прибыль и на радость. Хотя не очень понятно, будут ли желающие заниматься стилем под риской «фантазия на сон грядущий», не говоря уж о «сне нагрянувшем», да и какой стиль согласился бы туда попасть! Если судить по тому, как тренеры характеризуют собственные школы, то вся часть шкалы от «реально» к уже упоминавшемуся «сну» осталась бы девственно пустой. Зато практически все пожелали бы попасть на другую, реальную часть шкалы. Особым спросом, естественно, пользовался бы раздел «круче, чем в подворотне» (хм, надо будет повышенную таксу ввести…). Желающим мест бы не хватало, пришлось бы вводить превосходные степени, типа данов: 1 дан, 2 дан, 3 дан.… В нашем варианте: «круче, чем в подворотне» первой степени, «круче, чем в подворотне» второй степени и так далее.

Стоит проанализировать аргументацию мастеров, считающих свои стили реальными. Обычно словесную эквилибристику можно свести к следующим нехитрым постулатам: «Наш стиль самый реальный потому, что у нас самые реальные приемы, а реальны наши приемы потому, что их можно делать в реальной ситуации». Далее начинается самое интересное. Реальность рисуют как нечто, происходящее темной зимней ночью в подворотне либо на стройке. Поверхность под ногами — лед, прикрытый слоем снега толщиной около полуметра. Нападающих обязательно несколько. Одеты они в тулупы и валенки, предварительно слегка выпили и вооружены заточками и битыми бутылками. Тот, на кого нападают, занимается тхеквондо и, хотя поднять ногу в валенке на льду выше колена не в состоянии, упрямо пытается провести вертушку в воздухе на 360°. Естественно заваливается в снег, а тут его так, и так, и этак. Картина Репина «Забили»… Впрочем, кто говорит, что так быть не может, что это не реально? Естественно реально, но давайте для интереса прикинем обратную ситуацию: светлым летним днем во дворе на сухом асфальте повздорили двое трезвых молодых ребят в спортивных костюмах и кроссовках. Не могут молодые ребята трезвыми повздорить? Да ладно, могут! В 14 — 16 лет «круче нас только яйца»! Один делает уже упоминавшуюся вертушку и в результате, удачно попав, сносит другому нос и полчелюсти в придачу (а потом, после первого удачного попадания, вторично попадает, но уже в милицию на учет). Будет это реально, или нам сразу отнести описанный эпизод куда-нибудь между «нереально» и «фантазией на сон грядущий»?

Если же говорить серьезно, то реальность шире любых внешних рамок, которые ей пытаются навязать. Любой случай уникален, как уникальна обстановка, где вы попадаете «в ситуацию». Это может быть подворотня поздно вечером и лестничная площадка рано утром, автобусная остановка днем и обыкновенная кухня ночью. И мало тот работал в спортзалах, кого ее величество реальность не нашла и там. Вот приходит на тренировку симпатичный улыбчивый парнишка, чем-то уже занимавшийся и из самых лучших побуждений желающий это показать. Становишься с ним в пару на свободный спарринг. А у него, как назло, раз за разом ничего не получается. В какой-то момент после очередной легкой оплеухи наступает качественный скачек. Смотришь ему в глаза и понимаешь, что этого парнишку уже не интересует, в зале он или на улице, враг до гроба перед ним или инструктор. Ему важно только одно: любым способом дотянуться до моего все ускользающего от него носа. Это потом после спарринга он будет смущенно пожимать плечами: «Не знаю, что на меня нашло?». Потом, все потом, а сейчас у него «шторки упали». Но это у него шторки упали, а мне, как инструктору, нести ответственность за то, чтобы этот парнишка ушел из зала живой и здоровый. Это так, к слову. Аналогичное выражение я видел в глазах черного пояса по тхеквондо после того, как, четырежды попытавшись ударить ногой, он три раза оказался на полу, и у парня, обучавшегося в Китае ушу. Бывают и другие варианты «реальности в зале». Ко мне на тренировки приходит много людей. Всего не вспомнишь.

Реальность это не битые бутылки, ночь, снег, валенки и тому подобные атрибуты. И в таких условиях можно провести вполне нормальную спокойную тренировку с обусловленными спаррингами в конце, были бы энтузиасты. Реальность делается внутренней установкой участников схватки, целью, с которой они вступают в бой. Внешние условия легко заметить и оценить, они поддаются учету и классификации: толщина снежного покрова, число бутылок в карманах, количество и качество принятого «за воротник». Внутренняя же установка остается «за кадром». Но прежде чем разбираться с реальными ситуациями, стоит для сравнения обрисовать поединки, реальными не являющиеся. По факту многие бои больше напоминают театр, чем драку. А театральное представление, как известно, ставится по заранее обговоренному сценарию. Сценарии же пишутся опять-таки с какой-то определенной целью. Итак, какие бывают сценарии боя, и с какой целью они пишутся.

Информация